Протоиерей Игорь Викторович Аксёнов,
председатель Отдела религиозного образования
и катехизации Выборгской епархии,
настоятель Свято-Ильинского храма г. Выборга,
кандидат философских наук.


РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ ТРАНСГУМАНИЗМА.

Статья опубликована в сборнике «III Архангело-Михайловские епархиальные международные образовательные чтения в Выборге» : Сборник докладов 2015 г. – СПб. : Издательство РХГА, 2016. – ISBN 978-5-88812-783-4.

Трансгуманизм (от лат. «trans» — сквозь, через, за; и «homo» — человек) – это, одновременно, и философская концепция, и международное движение, целью которого, по точному слову Френсиса Фукуямы, является «освобождение рода человеческого от присущих ему биологических ограничений» [Цит. по: 8, с. 41]. Конечной целью трансгуманизма является достижение бессмертия.

Применение термина «трансгуманизм» в современном смысле впервые встречается у Джулиана Хаксли в его работе «Религия без Апокалипсиса». Дж. Хаксли представлял «трансгуманизм» не иначе, как новую идеологию и даже веру для нового Человечества, преображённого в результате научно-технического прогресса.

Близкие к нему взгляды разделяли и развивали русские космисты, такие как Николай Фёдорович Фёдоров (1829—1903), который определил парадигму русского космизма: Весь мир есть закономерно эволюционирующая система и глубинный смысл христианства заключается в воскрешении предков. Но воскрешение осуществит Бог нашими же руками через применение передового научного знания. Миллионами воскрешённых предков Н. Ф. Фёдоров предлагал заселить космическое пространство и, таким образом, освоить его.

Другой космист, Александр Васильевич Сухово-Кобылин (1817—1903), разработал «Учение Всемира», согласно которому человечество проходит в своём развитии три стадии — теллурическую, солярную (когда происходит расселение землян в пределах солнечной системы) и сидеральную (проникновение человечества в дальний космос)[1].

Основоположник современной космонавтики, Константин Эдуардович Циолковский (1857 – 1935), предлагал заселить космическое пространство с помощью орбитальных станций и считал, что развитие жизни, рано или поздно, достигнет возможности преодолевать силу тяжести и расселяться по Вселенной.

Владимир Иванович Вернадский (1863 - 1945), которого также можно отнести к русским космистам, разработал учение о биосфере, - совокупности живого вещества Земли, - проявляющего себя как единый живой организм, который постепенно эволюционирует к ноосфере (сфере разума), когда человечество овладеет силами природы и научится управлять самой эволюцией живых существ.

Иван Антонович Eфремов (1908 - 1972) – учёный и писатель-фантаст рассматривал эволюцию жизни от примитивных форм к человеку разумному вместе с эволюцией общественной жизни от примитивных сообществ до создания «гуманистического коммунистического общества» и неизбежного выхода человечества в межзвёздный космос как единый процесс восхождения, подчиняющийся универсальным диалектическим законам.

Надо заметить, что идеи русского космизма развивались параллельно с русской революцией и со временем космизм вполне интегрировался в советскую философию, так что вполне можно говорить не только о русском космизме, но и о феномене «советского космизма», который с завершением советского периода русской истории был предан временному забвению.

Но, с каждой волной научно-технического прогресса возникает и новый интерес к идеям преодоления биологических ограничений человеческой природы, достижении бессмертия и рая собственными силами, объединённых вавилонской мечтой «сверхчеловеков».

 

Современный трансгуманизм предстал субъектом международной общественно-политической жизни в 1998 году, когда философы Ник Бостром и Девид Пирс основали Всемирную ассоциацию трансгуманистов (WTA). В России WTA представляет Российское трансгуманистическое движение.

В 2011 году инициативной группой российских учёных во главе с Дмитрием Ицковым было создано Стратегическое общественное движение «Россия 2045». По состоянию на 19 ноября 2015 года на сайте движения зарегистрировалось 40 092 человека[2].

Число 2045 в названии движения означает год наступления технологической сингулярности – того гипотетического момента, после которого, по мнению сторонников данной концепции, технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию[3].

Представители движения считают, что не позднее этого года искусственное тело не только значительно превзойдёт по своим функциональным возможностям существующее, но и достигнет совершенства формы и сможет выглядеть не хуже человеческого[4].

По словам его основателя, движение «Россия 2045» ставит перед собой цель «переноса сознания и личности на небиологический носитель» [8, с. 9.], а также разработку вопросов «духовного преобразования человека и формирования нового социального субъекта, нового типа общества» [8, с. 9].

Свой оптимизм авторы этого проекта питают результатами конвергентного развития нано-, био-, информационно-, когнитивно-, социальных технологий (кратко НБИКС-технологий).

Д. И. Ицков пишет: «Взаимооплодотворяя друг друга эти мегатехнологии открывают небывалые возможности, в том числе в развитии андроидной робототехники, в создании таких самоорганизующихся систем, которые способны воспроизводить на небиологических субстратах функции жизни и психики. Тем самым они позволяют решать основные задачи трансгуманистических преобразований, перевоплощения разума и личности» [8, с. 9].

Френсис Фукуяма, один из наиболее последовательных современных критиков идей трансгуманизма, предостерегает от пренебрежительного отношения к нему. Нельзя не видеть, что отдельные идеи трансгуманизма воплощаются в современной биомедицине. И действительно, если это технологически возможно, почему бы нам не выйти за наши биологические видовые пределы?

Ф. Фукуяма говорит: «Эта кажущаяся разумность проекта, особенно когда мы воспринимаем только малые приращения, сама является опасной. Едва ли общество внезапно попадёт под чары трансгуманистического мировоззрения. Вполне возможно, однако, что мы будем понемногу отщипывать искусительные дары биотехнологии?, не осознавая, что за них придётся платить ужасную моральную цену» [8, с. 9].

Современный научно-технический прогресс позволяет нам видеть три основных направления переформатирования человеческой природы:

  1. Генетически модифицированный человек.
  2. Нано-киборгизированный человек.
  3. Виртуально-цифровой человек.

Виртуально-цифровой человек, который, по слову Д. И. Ицкова, будет «способен воспроизводить на небиологических субстратах функции жизни и психики» представляется маловероятным, так как понятно, что воспроизведённые «функции жизни и психики» не есть сама жизнь и жизнь одушевлённая, обладающего, по слову И. Канта, свободой самопроизвольно, от самого себя начинать новые состояния разумного субъекта [11, c. 478]. Да и кто может дать полноценное определение жизни - что она есть?

Нано-киборгизированный человек может появиться в результате конвергенции медицинских и нанотехнологий, вместе с робототехникой. Тело нано-киборгизированного человека будет представлять симбиотическое единство природного и технологического, как на обычном, так и на нано-уровне.

Но, как справедливо замечает Д. А. Беляев: «Киборгизация человека, неизбежно вызовет целый ряд социокультурных и личностно-экзистенциальных сложностей/проблем. Так, у Nano-Cybernetic Homo Organism фактически произойдёт функциональная деконструкция человеческой телесности, в ходе которой будет утрачена унифицированная модель репрезентации человеческого… А это, в конечном счёте, создаст проблему родовой самоидентификации. Далее, перспектива достижения бессмертия актуализирует вопросы экзистенциального порядка, заставит по-новому рефлексивно переживать собственное существование в модусе его смыслонаполненности. Также, переход к нанокиборгизированному состоянию неизбежно породит переоценку ценностей, выработку новых поведенческих моделей социокультурного бытийствования» [8, с. 49].

Наиболее близко к реальной возможности изменения человеческой природы научно-технический прогресс подошёл в области применения современных биомедицинских технологий, которые уже сегодня позволяют не только оказывать врачебную помощь в преодолении болезней и облегчении страданий, но и непосредственно управлять самой жизнью человека от её начала и до её завершения. Пренатальная диагностика даёт возможность прогнозировать качественные параметры будущей жизни, а генная терапия и транссексуальная хирургия изменять эти параметры. Репродуктивные технологии позволяют «давать» жизнь не только в тех случаях, где естественным путём она возникнуть не может, но и теми способами, которые человеку, как биологическому виду, не присущи. И как никакое другое направление прогресса «новейшие биомедицинские технологии обнажают связь между достижениями биомедицины и падением ценности человеческой жизни» [34, c. 59].

Современные биомедицинские технологии позволяют нам говорить о генетически модифицированном человеке как о реальности сегодняшнего состояния практического применения достижений НТП. Непосредственно производить изменения в человеческой природе можно с помощью генетических манипуляций над человеческими эмбрионами, которые, затем, с помощью экстракорпорального оплодотворения или клонирования, могут продолжить своё биологическое внутриутробное развитие и завершить его либо в естественной материнской утробе, либо, в перспективе, искусственной.

Но, в силу того факта, что современные вспомогательные репродуктивные технологии сопряжены не только с производством человеческих эмбрионов, но и их разрушением, они неизбежно ставят перед нами два взаимосвязанных вопроса, ответ на любой из которых невозможен без ответа и на другой. Вопрос о «начале жизни» человека логически выводит нас из области «объективного» и ставит нас перед лицом «субъективной» реальности того, кто начал жить. Также, и ответ на вопрос когда эмбрион становится человеческой личностью, опять возвращает нас к «началу жизни» эмбриона, ибо, по общеизвестной аксиоме Аристотеля, нет природы без ипостаси.

«В Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации говорится: «Интересы и благо отдельного человека должны превалировать над интересами общества и науки». Но, как применить это к исследованиям на эмбрионах человека, когда статус эмбриона не определён?» - справедливо замечает академик Любовь Фёдоровна Курило [14].

Действительно, при всем многообразии вопросов, возникающих при рассмотрении вспомогательных репродуктивных технологий, главным вопросом, как для научного мировоззрения, так и для традиционного христианского является вопрос о статусе человеческого эмбриона. Кто – он? Или что – он? Ранний эмбрион, состоящий из бластомеров, – недифференцированных клеток, обладающих свойством тотипотентности, – это начало жизни, или же начало жизни конкретного человека с его уникальной личностью? На каком этапе развития эмбриона можно квалифицировать его как человека, обладающего определёнными правами, и, прежде всего, правом на жизнь?

«Большая часть среди участвующих в обсуждении этой проблемы специалистов, - резюмирует академик Курило Л. Ф., - учитывая невозможность в настоящее время решить вопрос о статусе эмбриона человека и невозможность остановить использование вспомогательных репродуктивных технологий..., придерживаются умеренной позиции. Согласно последней, в основе начала жизни лежит природа последовательных биологических процессов, и защита эмбриона человека соотносительна степени его развития» [13].

Действительно, если человек сводится к своей природе, то тогда именно её состояние и будет определять статус человека. Если же человек не сводим к своей природе, а является субъектом, проявляющим себя в энергиях посредством своей природы, тогда мы уже в первой оплодотворённой клетке необходимо вынуждены видеть не новую комбинацию из 46 хромосом, возникшую в результате слияния двух гамет, а того, кто из небытия творческим Словом Божиим вызван к бытию своим неповторимым уникальным образом.

Однако, утверждая человеческое достоинство за эмбрионом, мы этим ещё ничего не говорим об отношении к самому факту «конструирования» и «давания» жизни вне отношений супружеского соединения любви в «плоть едину» (Быт. 2:24). Ведь до недавнего времени лечение болезней подразумевало оказание помощи или устранение препятствий для протекания естественных процессов в человеческом организме. Современные же вспомогательные репродуктивные технологии фактически подменяют естественные процессы деторождения различными технологиями и сопряжены с различными манипуляциями в отношении будущей человеческой жизни.

Возникает вопрос о приемлемости таких способов «давания» жизни самих по себе, вне в связи с уничтожением «избыточных» эмбрионов. К тому же, развитие антропогенетики уже сейчас позволяет вмешиваться в генетический код, что в перспективе сделает возможным «биологически регенерировать и изменять свои гены, оказывая прямое влияние на общую морфологию, физиологию, обмен веществ и даже психологические особенности человека» [9, c. 47].

Уже сегодня применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) ставит перед нами целый ряд богословских, философских, социальных и этических вопросов:

Во-первых, не станут ли ВРТ своеобразным детонатором к развитию в современном обществе тенденции к «асексуальному размножению» и, как следствие, к принципиальному изменению традиционных форм семейно-брачных отношений?

Слепая вера в секулярный прогресс под знаменем Октябрьской русской революции привела к тому, что в 20-х годах в советском обществе была поставлена задача по реализации «права иметь ребёнка неполовым путём». На VI съезде Всесоюзного общества гинекологов и акушеров в Ташкенте в 1925 году доктор А. Шорохова в своём докладе сообщала и описывала более восьмидесяти проведённых ею операций по искусственному оплодотворению.

При этом она рассматривала искусственное оплодотворение не иначе, как реализацию права женщины на «нежелание сходиться с мужчиной» и «право иметь ребёнка неполовым путём». И уже тогда поставила вопрос, который сегодня снова стал актуальным в рамках либеральной идеологии: «Есть ли основания отказывать в искусственном оплодотворении женщинам, желающим иметь ребёнка не половым путём» [Цит. по: 34, с. 97].

Сегодня мы становимся свидетелями того, как к ВРТ прибегают уже не только семейные пары, страдающие недугом бесплодия, но и те, кто будучи здрав, отвергает естественные, богоданные пути деторождения. По словам Майкла Чапмана, вице-президента Австралийского общества репродуктологов, на сегодняшний день быть одинокой матерью считается практически нормой. Все больше женщин обращается к ЭКО не из-за бесплодия, а, можно сказать, по идеологическим причинам [36].

Принятый в 2011 г. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ввёл понятие «потенциальные родители» и право «мужчин и женщин, как состоящих, так и не состоящих в браке на применение вспомогательных репродуктивных технологий» [25]. Таким образом, традиционным представлениям о родителях, как «лицах, состоящих в браке», в современном правовом поле противостоит понятие «потенциальных родителей».

В то же время судебная практика свидетельствует о признании права рождения «суррогатного» ребёнка и у «одинокого мужчины». Бабушкинский районный суд г. Москвы в августе 2010 года вынес первое, - прецедентное для России, - решение [4] об обязании районного ЗАГСа зарегистрировать ребёнка, родившегося по программе гестационного суррогатного материнства с донорскими ооцитами для одинокого мужчины. В результате было получено первое в стране свидетельство о рождении «суррогатного» ребёнка у «одинокого» мужчины с прочерком в графе «мать».

Применение ВРТ может привести к кризису идентичности у ребёнка в результате удвоения родителей на «биологических» и «социальных». Например, «биологический отец — донор половых клеток, а другой человек — отец социальный, выращивает ребёнка. Поскольку имплантация оплодотворённой яйцеклетки может происходить как в материнскую утробу будущей социальной матери, так и суррогатной матери, то комбинаторика дополняется ещё одним элементом. Таким образом, возможен вариант, при котором у ребёнка будет два отца и три матери. Три матери и один отец, или по два с каждой стороны и т. д.»[5].

Ситуации, когда суррогатной матерью становится генетическая бабушка ребёнка, сегодня вполне возможны. Подобные случаи уже зафиксированы и из разряда исключений вполне могут принять форму обычной практики[6]. Но этот вариант лишь усложнит самоидентификацию рождённого ребёнка: он становится «и сыном, и внуком, а родившая его женщина для него — и матерью, и бабушкой»[7].

При этом, нельзя не заметить, что в христианской антропологии в образе человеческой семьи никогда не видели всего лишь одну из возможных первичных конструкций общества, зависящей от степени «развития» последнего. Митрополит Иларион (Алфеев), говоря об образе Божием в человеке, приводит точку зрения святителя Григория Нисского из «Слова о том, что значит «по образу»», который в первой семье первого человека, состоящей из Адама, Евы и их сына, видел образ Отца, Духа и Сына Божия. «Бог сотворил не одного человека, - пишет Владыка Иларион, - не одинокую самозамкнутую монаду, единицу, а «мужчину и женщину», которым повелел «плодиться и размножаться» (см.: Быт. 1:27-28). Как Бог Един в трёх Ипостасях, так и человек создаётся как существо многоипостасное» [20, с. 507]. Христианская антропология видела в семье не одну из переменчивых под влиянием внешних факторов социальных конструкций, а образ бытия Триипостасного Творца человека.

Ещё одним вопросом, который уже сегодня возникает в связи с прогрессом в области ВРТ и их широким внедрением в жизнь общества, это вопрос о нравственных и психологических проблемах, возникающих в связи с воспитанием и личностным становлением детей в семьях с престарелыми родителями, неполными семьями и в однополых сожительствах.

Deutsche Welle сообщает, что 19 мая 2015 года «жительница Берлина, 65-летняя Аннегрет Рауниг, у которой уже есть 13 детей, родила четверых близнецов — трёх мальчиков и девочку. Она стала самой пожилой женщиной, родившей четверню. Вес детей варьируется от 655 до 960 граммов, рост — 30-35 сантиметров. Период беременности составил 26 недель… Помимо 13 детей, у немки семь внуков. Её старшему ребёнку уже за 40, младшей дочке 10 лет» [39].

Другая группа этических вопросов связана с рождением с помощью ВРТ так называемых «детей загробного мира», когда дети рождаются от криоконсервированного семени умершего супруга или оплодотворённых эмбрионов мёртвых родителей [32, c. 247].

В 2010 году «в США появился на свет ребёнок, зачатый в пробирке 20 лет назад, пишет Daily Mail. Эмбрион, созданный в 1990 году, был перенесён в материнскую утробу 42-летней американки» [1].

«Жительница Израиля родила ребёнка, который был зачат 18 годами ранее. 41-летняя женщина перенесла несколько неудачных попыток искусственного оплодотворения. В результате она решила воспользоваться яйцеклеткой собственной матери. Донорская яйцеклетка была оплодотворена ещё в 1993 году и сохранена методом криоконсервации. Таким образом, новорождённая девочка может считаться не только дочерью, но и сестрой своей матери» [10].

Налицо конфликт между правом иметь ребёнка с помощью ВРТ и правом ребёнка родиться и расти в полноценной родной семье с двумя разнополыми родителями соответствующего родительским обязанностям возраста.

Таким образом, можно видеть, что «в мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями» [28].

Два кратких примера из области применения ВРТ:

Одна из лондонских клиник по лечению бесплодия «Bridge Centre» совместно с Институтом генетики и экстракорпорального оплодотворения решила прорекламировать свои услуги путём розыгрыша донорской яйцеклетки в лотерею, сообщает PhysOrg [17].

Калифорнийская клиника «California IVF: Davis Fertility Center Inc.» занялась продажей «анонимных эмбрионов» от анонимных доноров, передает The Globe and Mail. Эти эмбрионы остаются после успешного ЭКО, если родители после него пропадают или перестают платить за хранение оставшихся эмбрионов в замороженном состоянии. Сбор составляет 12500 долларов. Взамен женщинам младше 55 лет предлагается гарантия беременности или возврат денег [30].

Ребёнок больше не является даром Божиим, а становится вещью, полученной техническим способом и приобретённой за деньги. Желание родителей иметь ребёнка методом ЭКО приводит к тому, что их ребёнок становится предметом купли-продажи. Более того, ребёнок зачинается и рождается в результате действий лиц, которые не являются его генетическими родителями, такими как целый ряд медицинских работников, которые первоначально производят взятие и отбор мужских и женских гамет, затем производят искусственное оплодотворение in vitro, потом выращивают эмбрионы в инкубаторе, затем отбирают лучшие из них и подсаживают генетической или суррогатной матери, которая уже вынашивает и рождает ребёнка будущим родителям. Однако на каком основании мы отбираем у ребёнка «право быть зачатым и произведённым на свет в браке и в результате брака» [16, c. 99]. ВРТ нарушают права ребёнка и лишают его сыновних и дочерних отношений с родителями с самого момента его зачатия.

Другим вопросом, который возникает в связи с применением ВРТ – это вопрос о существенности межличностных отношений в действительном акте супружеского соединения при зачатии ребёнка, потому как вспомогательные репродуктивные технологии подразумевают подмену диалогической формы межличностного общения двух человеческих ипостасей в единстве их телесного соединения различными технологиями и техническими средствами.

Более того, сегодня началась настоящее гонка в передовых биомедицинских лабораториях по создания искусственной материнской утробы. В случае её успешного создания все существующие семейно-брачные отношения подвергнутся кардинальному пересмотру.

Учёные Токийского университета уже создали электронную «матку» - устройство, которое должно помочь проводить ЭКО и помогать зародышам развиваться на ранних стадиях - до того момента, как они будут перенесены в организм настоящей или суррогатной матери или заморожены. Такая искусственная материнская утроба должна имитировать естественную среду обитания для эмбрионов на самых ранних стадиях, когда только-только произошло оплодотворение яйцеклетки сперматозоидом. Мэтт Вилер из Университета Иллинойса прогнозирует, что этот метод также может использоваться для выращивания генетически модифицированных животных, клонирования эмбрионов или выращивания стволовых клеток[8].

Работа в этом направлении ведётся и в других штатах. «Мы надеемся завершить процесс создания искусственных маток с использованием открытой нами методики уже через несколько лет», - заявила доктор Хан-Чин Лиу из Центра репродуктивной медицины и искусственного осеменения Корнельского университета. Работа доктора Лиу заключается в правильном отделении клеток, выстилающих женское лоно, и выращивании их в лабораторных условиях, используя гормоны и иные факторы роста. Вслед за этим доктор Лиу с коллегами выращивают целый покров этих клеток на остовах биоразрушаемых материалов, которые по форме полностью напоминают внутреннее строение женского лона. Эмбрионы прикрепляются к стенкам искусственного лона и начинают расти. Пока опыты прерывают на шестой день. Однако доктор Лиу планирует продолжить свой эксперимент, выращивая эмбрионы в течение 14 дней. Вместе с тем обе группы специалистов убеждены, что в искусственных матках можно выращивать зародыши все положенные девять месяцев. Учёные утверждают, что это станет возможным уже в ближайшие несколько лет[9].

Другой подход был предложен Йосинори Кувабарой из университета Юнтендо в Токио. Его группа извлекала плоды у коз и помещала их в стерильные пластиковые контейнеры, заполненные амниотической жидкостью, температура которой не превышала температуру тела. Таким образом, Кувабаре удавалось сохранять в жизнеспособном и растущем состоянии плоды коз в течение 10 дней. Он добился этого за счёт того, что присоединил к их пуповинам специальные аппараты, закачивавшие питательные вещества и удалявшие продукты распада[10]. Если задача работы Лиу - помочь тем женщинам, которые не могут зачать, то цель Кувабары - помочь тем женщинам, которые страдают от преждевременных родов.

Создание искусственных материнских утроб кардинально изменит человеческую жизнь. Ведь процесс зачатия, вынашивания и рождения ребёнка в таком случае может происходить вне сексуального общения супругов, а под наблюдением медиков. Это, в свою очередь, потребует пересмотра базовых институтов семейного права, в центре которых будет находиться статус насцитуруса[11] – зачатого, но не рождённого человека. Также, создание искусственных материнских утроб может повлечь за собой целый ряд вопросов от обязательной сдачи половых клеток в государственный банк хранения до евгенических мероприятий и решения демографических проблем.

Не сегодня – завтра человек получит сверхчеловеческую возможность трансформации человека с помощью генной инженерии. Некоторым образом, человек встанет на место своего Творца.

22 апреля 2015 года «группа учёных под руководством Цзюньцзю Хуана из Университета Сунь Ятсена в Гуанчжоу (Китай) впервые модифицировала геном человеческого эмбриона», сообщает журнал Nature [40]. Результаты исследования были «без лишнего шума опубликованы в малоизвестном журнале под названием Protein & Cell», говорится в статье.

Уточняется, что изменения были внесены в так называемую зародышевую линию эмбриона, а именно в «ген, ответственный за ?-талассемию, потенциально смертельное заболевание крови».

Такие антропогенетические перспективы, как пишет Д. А. Беляев, поднимают целый ряд сложных философских проблем. «Во-первых, в целом генетические исследования, направленные на улучшение природы человека, видятся как часть и продолжение евгеники, гуманистически скомпрометировавшей себя в ХХ веке… Во-вторых, проблематично отсутствие консенсусного единства относительно должных/позитивных качеств человека, которые необходимо генетически утверждать. В-третьих, возможность вмешательства в генную матрицу человека и перспективы клонирования актуализирует ряд биоэтических проблем…

Также,… выявление генетических детерминант приводит к экзистенциально-онтологической десакрализации человека, который теряет ореол исключительности и оказывается в общественном сознании подобен «биологическому компьютеру». К тому же, возможность генетического прочтения человека по-новому ставит вопрос о его свободе, реальности/иллюзорности поведенчески-деятельного и экзистенциального выбора» [2, c. 48].

Ещё одним, но, как представляется, далеко не последним, вопросом, перед которым нас ставит прогресс в области репродуктивных биотехнологий – это вопрос о том, как их перспективное развитие может сказаться уже непосредственно на образе Божием в человеке?

Речь идёт о создании химер. В 2008 году британский парламент снял запрет на создание гибридных эмбрионов человека и животных. Речь идёт о гибридах, созданных путём помещения человеческой ДНК в яйцеклетку животного с удалёнными хромосомами. Отныне будет разрешено выращивать их в течение 14 дней для забора стволовых клеток. Выставленный на отдельное голосование запрет на создание «чистых» гибридных эмбрионов, при создании которых «смешивается» генетический материал человеческих и животных половых клеток был также снят.

Если запрет на имплантирование и вынашивание гибридных эмбрионов будет нарушен, а история человечества склоняет к мысли, что скорее всего так и произойдёт, то мы столкнёмся с осуществлением утопических мечтаний советских учёных в 1920-е годы, которые проводили практические опыты получения «новогибридного человека» путём скрещивания людей с антропоморфными обезьянами.

В отчёте 1928 года, представленном в Совнарком председателю Комиссии по содействию работе Академии наук СССР т. Н. Горбунову, руководитель этих «исследований» профессор И. Иванов констатировал:

«Только в самые последние годы наметилась возможность поставить наши опыты без особо значительных затрат и без опасений встретить запрет со стороны церкви. Серьёзным тормозом для постановки этой экспериментальной работы являлись также предрассудки религиозного и морального характера. В дореволюционной России было совершенно невозможно не только что-либо сделать, но и писать в этом направлении» [33].

Надо признать, что в современном мире общественное благо оказалось неразрывно связанным с понятием «прогресса». Прогресс стал непререкаемым благом и, более того, предметом веры и надежды современного человека, противопоставив себя Откровению Бога о человеке и о Себе.

Но, как очень верно подметил Иван Сергеевич Аксаков: «Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов, становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода - деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечёт… с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином» [Цит. по: 27, с. 236].

Уже сегодня современные технологии, «обеспечивающие воспроизводство человеческой жизни», как ни парадоксально, находятся, в русле её девальвации.

«Создание «запасных» зигот и их последующее уничтожение, - как пишет Е. Н. Гнатик, – является условием процедуры искусственного оплодотворения. Негативные результаты пренатальной диагностики – повод для искусственного прерывания жизни. Фетальная терапия превращает человеческие зародыши в… фармацевтическое «сырьё»… Разработка технологии клонирования человека также может создать угрозу человеческому достоинству… делая геном человека беззащитным перед посторонним вмешательством» [9, с. 71].

Весьма вероятно, что вмешательство в геном человека приведёт «к угрозе трансформации не только человеческой телесности,… но и черт личности, особенностей её индивидуального сознания, её эмоционального строя, духовного мира» [9, с. 74-75]. В результате может получится то, о чём предупреждает Ф. Фукуяма: «Мы перемешаем гены человека с генами стольких видов, что уже не будем ясно понимать, что же такое человек» [37, с. 351].

Таким образом, при внимательном рассмотрении, идеи трансгуманизма оборачиваются откровенной дегуманизацией жизни. Но, с другой стороны, разве это не закономерный результат провозглашённой ещё Фридрихом Ницше «смерти Бога», под знаком которой мы прожили весь ХХ век.

Если по слову Ницше люди «убили Бога», то это означает, что мир не может быть прежним. «Бог убит», а мы ещё пытаемся сохранить остатки христианской морали, которая как точно замечает Ницше, «держится и падает вместе с верой в Бога» [21, с. 596].

А если «Бог умер», то кто может и должен занять его место? Только человекобог, точнее – сверхчеловек. «Никогда не было совершено дела более великого, - пишет Ф. Ницше, - и кто родится после нас, будет, благодаря этому деянию, принадлежать к истории высшей, чем вся прежняя история!» [22, c. 593].

Человек – это то, что должно быть преодолено. Поэтому «смерть Бога» означает и «смерть человека», который преодолевается в сверхчеловека.

Таким образом, наивысшая цель человека после «смерти Бога» – это создание сверхчеловека. Только со «смертью Бога», как думает Ницше, человек впервые становится автором своих действий и может практиковать «божественный образ мыслей» [23, c. 40]; только со «смертью Бога» возможно истинное величие человека [24, c. 743, 766, 708].

Но, со «смертью Бога» человек становится на почву иной реальности, логика которой приводит к ряду принципиально важных отказов от абсолютных онтологических оснований человеческой культуры. Прежде всего, это отказ от различения добра и зла, от понятия греха и от христианской морали в принципе. А главное, это отказ от заданного Богом как нравственной цели бытия человека – уподобление его Богу, т. е. богоподобия человека. На месте Бога теперь «сверхчеловек», причём «сверхчеловек» - это то, что создаётся, а человек – то, что преодолевается».

Понятно, что эмпирический человек – это не лучшее состояние, что не все благополучно и в его личной жизни, и в человеческой истории. Мысль о  совершенствовании и самосовершенствовании человека сопровождает его во всей истории, но, эта мысль, взятая изолированно от её религиозных оснований, тут же порождает вопрос, - на который указывает Т. А. Кузьмина, - «а почему, собственно говоря, нужно что-то менять в человеке и в его жизни, откуда вообще это стремление к лучшему…, откуда, наконец…, мы берём сам масштаб оценки, по какому критерию оцениваем наше стремление к лучшему? И неслучайно, что эти вопросы, законные и осмысленные в рамках теизма…, в секулярной мысли мало-помалу повисают в воздухе» [11].

«Мы живём, - как писал Н. Бердяев, - в эпоху обнажений и разоблачений. Обнажается и разоблачается и природа гуманизма, который в другие времена представлялся столь невинным и возвышенным. Если нет Бога, то нет и человека – вот что опытно обнаруживает наше время. Обнажается… и разоблачается, что безрелигиозности, религиозной нейтральности не существует, что религии живого Бога противоположна лишь религия диавола, что религии Христа противоположна лишь религия антихриста» [3, с. 11].

Трансгуманизм – это всего лишь очередная попытка стать богами без Бога, что как мы видели требует не только «смерти Бога», ибо понятно, что двух Абсолютов, обладающих разной природой, быть не может, но и, неизбежно, «смерти человека», ибо «если Бог есть совершенное Бытие или само Бытие, естественно, что Он есть и Источник всякого бытия… Все, что существует, только потому и существует, что причастно Богу…» [7, с. 262]. Всё же сотворённое Им «есть непрестанно осуществляемая возможность и это осуществление возможности происходит от действия в твари бытия Божия, а это действие само возможно в ту меру, в какую данное тварное существо может или хочет воспринять его» [7, с. 263].

Ортодоксальное христианство ни в коем разе не отвергает научное знание, но полагает «абсолютизму эмпирической науки» [35] естественные нравственные пределы, «признавая выше человека и внешней природы другой, безусловный, Божественный мир, бесконечно более действительный, богатый, живой, нежели этот мир призрачных поверхностных явлений» [35].


Литература

  1. Американский младенец родился через 20 лет после зачатия // MED Новости: медицинский портал. 2010. 11 октября. URL: http://medportal.ru/mednovosti/news/2010/10/11/ivf/ (дата обращения: 28.06.2015).
  2. Беляев Д. А. Перспективные антропологические модели постчеловека: трансформация человеческой природы и сверхчеловеческая атрибутика // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014.
  3. Бердяев Н. А. Новое средневековье // М., 1990.
  4. Бабушкинский районный суд г. Москвы, решение от 04 августа 2010 г. по гражданскому делу №2-2745/10, судья Мартыненко А.А.
  5. Богословие диалога: Диалог как образ бытия человека: Доклад священника Георгия Завершинского на конференции «Дать душу Европе. Миссия и ответственность Церквей» // Interfax: веб-сайт. 2006. 3 мая. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=434 (дата обращения: 29.06.2015).
  6. Богословская антропология. Русско-православный / римско-католический словарь: издания на русском и немецком языках / Под науч. ред. прот. Андрея Лоргуса, Б. Штубенрауха. М.: Паломник; Никея, 2013.
  7. Верховский С. С. Бог и человек. // Москва, 2004.
  8. Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 11 – 12 апреля 2013 г. / Под ред. Д.И. Дубровского, С.М. Климовой. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2014.
  9. Гнатик Е.Н. Роль ценностного подхода в антропогенетике и генетической инженерии // Вопросы философии. 2007. № 8. С. 70-78.
  10. Израильтянка родила зачатую 18 лет назад сестру // MED Новости: медицинский портал. 2011. 16 ноября. URL: http://medportal.ru/mednovosti/news/2011/11/16/omg/ (дата обращения: 29.06.2015).
  11. Кант И. Сочинения. Т. 3. // М. 1964.
  12. Кузьмина Т. А. «Бог Умер: личные судьбы и соблазны секулярной культуры» // URL: http://nietzsche.ru/look/xxc/etika/god-died/?curPos=1 (дата обращения: 26.10.2015)
  13. Курило Л.Ф. Развитие эмбриона человека и некоторые морально-этические проблемы методов вспомогательной репродукции [Электронный ресурс] // Проблемы репродукции. 1998. № 3. Русский медицинский сервер. URL: http://www.rusmedserv.com/problreprod/1998g/3/article_590.html/ (дата обращения: 29.06.2015).
  14. Курило Л.Ф. Этико-правовые аспекты использования стволовых клеток человека [Электронный ресурс] // Человек. 2003. № 3. URL: http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/MEN/CELLS.HTM (дата обращения: 29.06.2015).
  15. Кутырев В.А. Философия трансгуманизма: Учебно-методическое пособие. Нижний Новгород: Нижегородский университет, 2010.
  16. Лексикон. Дискуссионные темы и неоднозначные термины в сфере семьи, жизни и этики / Папский Совет по делам семьи; под. ред. И. Баранова, О. Басий. Издательство Францисканцев, 2009.
  17. Лондонская клиника разыграет яйцеклетку в лотерею // MED Новости: медицинский портал. 2010. 15 марта. URL: http://medportal.ru/mednovosti/news/2010/03/15/egg/ (дата обращения: 29.06.2015).
  18. Лосский В.Н. Богословское понятие человеческой личности // По образу и подобию / Пер. с франц. В.А. Рещиковой. М.: Издание Свято-Владимирского Братства, 1995.
  19. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М.: Центр «СЭИ», 1991.
  20. Митрополит Илларион (Алфеев). Православие: в 2т. М., 2012. Т.1.
  21. Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом // Соч.: В 2 т. Т. 2.
  22. Ницше Ф. Весёлая наука // Соч.: В 2 т. Т. 1.
  23. Ницше Ф. Воля к власти // М., 1995.
  24. Ницше Ф. Ecce Homo // Соч.: В 2 т. Т. 2.
  25. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 06.04.2015) (ст. 55) // КонсультантПлюс: официальный сайт. URL: http://www.consultant.ru/popular/zdorovia_grazhdan/ (дата обращения: 29.06.2015).
  26. Однополые пары не могут обеспечить ребенку полноценное развитие // MEDdaily. 2012. 22 августа. URL: http://meddaily.ru/article/22Aug2012/suv_g (дата обращения: 30.06.2015).
  27. Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. М.: Сретенский монастырь, 2002.
  28. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви: Гл. XII.4. [Электронный ресурс] // Patriarchia.ru: Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422 (дата обращения: 29.06.2015).
  29. Попкова Н.В. Введение в философскую антропологию. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010.
  30. Продажа невостребованных эмбрионов – сомнительная мода на рынке ЭКО-технологий // MEDdaily. 2012. 4 декабря. URL: http://www.meddaily.ru/article/04Dec2012/buy_emb (дата обращения: 29.06.2015).
  31. Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. М., 2003.
  32. Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика: учебник / Пер. с итал. В. Зелинский, Н. Костомарова под ред. Ю. Маслова. М., 2002.
  33. Силуянова И.В. Пародия на бессмертие // Новый мир. 1999. № 4. С. 123-129.
  34. Силуянова И.В. Руководство по этико-правовым основам медицинской деятельности: Учебн. пособие. М.: МЕДпресс-информ, 2008.
  35. Соловьёв В. Три силы [Электронный ресурс] // Библиотека русской религиозно-философской и художественной литературы «Вехи» URL: http://www.vehi.net/soloviev/trisily.html (дата обращения: 13.10.2015).
  36. «Социальное бесплодие» – новый диагноз, который ставят одиноким женщинам // MEDdaily. 2012. 12 ноября. URL: http://www.meddaily.ru/article/12Nov2012/socbes (дата обращения: 29.06.2015).
  37. Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствие биотехнологической революции / Пер. с англ. М.Б. Левина. М.: ООО «Издательство АСТ», 2004.
  38. Христос Яннарас. Вера Церкви. Человек. Язык науки [Электронный ресурс] // «Азбука веры»: православный интернет-портал. URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/sut/vera_tcerkvi_10-all.shtml#a10_5 (дата обращения: 29.06.2015).
  39. Berlin mum, aged 65, gives birth to quadruplets [Электронный ресурс] // Deutsche Welle: [сайт]. URL: http://www.dw.com/en/berlin-mum-aged-65-gives-birth-to-quadruplets/a-18471498 (дата обращения: 29.06.2015).
  40. Chinese scientists genetically modify human embryos [Электронный ресурс] // Nature: [сайт]. URL: http://www.nature.com/news/chinese-scientists-genetically-modify-human-embryos-1.17378 (дата обращения: 26.10.2015)
  41. Communion and Stewardship: Human Persons Created in the Image of God / International Theological Commission [Электронный ресурс] // biblicalcatholic: web-site. URL: http://www.philvaz.com/apologetics/phtm (дата обращения: 29.06.2015).

 

[1] Владимирский Б. М., Кисловский Л. Д. Путями русского космизма // М.: Либроком, 2011.

[2] Статистика пользователей их официального сайта // http://2045.ru

[3] Singularity Symposium. What is the best definition of Singularity? // http://www.singularitysymposium.com/definition-of-singularity.html Рынки обваливают роботы. Иван Куликов // Газета.Ru, 21.02.12: технологическая сингулярность — стадия «развития цивилизации, когда человеческий разум перестанет контролировать, предсказывать и даже понимать артефакты и сигналы, порождаемые техносферой» // http://www.gazeta.ru/science/2012/02/21_a_4007981.shtml

[4] Деловая газета «Взгляд». Медведеву предложили изменить человечество // http://vz.ru/society/2011/2/24/470964.html

[5] Биотехнологические предпосылки сексуальной революции XXI века//«ИНТЕЛРОС — Интеллектуальная Россия», 22 января 2010. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/5082-biotexnologicheskie-predposylki-seksualnoj-revolyucii-xxi-veka.html (дата обращения 22.01.2014)/

[6] Бабушка родила себе внуков// «Собеседник» № 34, 07 сентября 2010 г. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.sobesednik.ru/incident/sobes_34_10_babushka?quicktabs_1=0 (дата обращения 19.02.2014)/

[7] Биотехнологические предпосылки сексуальной революции XXI века//«ИНТЕЛРОС — Интеллектуальная Россия», 22 января 2010. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/5082-biotexnologicheskie-predposylki-seksualnoj-revolyucii-xxi-veka.html (дата обращения 22.01.2014)/

[8] В Японии создана электронная матка. URL: http://www. vokrugsveta. ru/news/1651/ (26.07.2007).

[9] Искусственная матка для эмбриона: на пороге эпохи новых амазонок. URL: http://www. medlinks. ru/article. php? sid=2033.

[10] McKie R. Men redundant? Now we don't need women either // The Observer. 2002. 10 February.

[11] См.: Кирилловых А. А. Репродукция человека в фокусе права // Медицинское право. 2012. N 2.