Протоиерей Игорь Викторович Аксёнов,
председатель Отдела религиозного образования
и катехизации Выборгской епархии,
настоятель Свято-Ильинского храма г. Выборга,
кандидат философских наук.


ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ В СЕМЬЕ И ШКОЛЕ.
Текст выступления на VI Рождественских чтениях в Приозерском районе в 2016 г.

Сегодня в российском обществе много говорится о духовно-нравственном воспитании. В 2007 и 2008 гг. в посланиях Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации было подчёркнуто, что «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности – это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность… и общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров».

В 2009 г. в рамках проекта разработки государственных образовательных стандартов второго поколения Российской академией образования был представлен проект «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России в сфере общего образования», в котором духовно-нравственное воспитание было заявлено одной из ключевых задач современной государственной политики Российской Федерации.

Но, при этом, следует заметить, что консенсуса в том, что есть духовно-нравственное воспитание в светском научном и педагогическом сообществе на сегодняшний день пока не существует.

Будучи заимствованным из сферы религиозной жизни, термин «духовность» сегодня широко употребляется в нерелигиозных смыслах, что приводит к определённым сложностям в концептуализации этого, одного из первичных в понимании Бога и человека, понятия в секулярной модели мира.

По этой причине, под духовно-нравственным воспитанием чаще всего понимается нравственное воспитание, «где словом духовность лишь подчёркивается его позитивная значимость»[1]. При этом совершенно упускается из вида, что «духовное», в первичном, религиозном понимании этого термина - это не просто высшее и идеальное в человеке, и, соответственно, «духовность» - это не просто набор лучших качеств в человеке, как считают профессора Московского университета Платонов Г. В. и Косичев А. Д.,[2] и «дух» - это не просто Гегелевская абсолютная идея, а бытийная реальность. «Дух», как и «Истина» отвечают не на вопрос «что», а на вопрос «кто».

«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Иоан. 4:24)., - говорит Воплотившийся Бог, Иисус Христос, в беседе с самарянкой, отвечая на её вопрос о правильном поклонении Богу. Из этих слов мы ясно видим, что не только Бог есть дух, но дух также присущ и человеческой природе, почему христианская антропология совершенно определённо различает в человеке и духовную, и телесную природу, определяя её как двухсоставную в отличие от природы Ангелов. При этом в самой духовной природе человека христианская антропология, в отличие от светской, различает душевное и духовное в собственном смысле этого слова.

Духовность с точки зрения православной антропологии – это не что иное как причастность, а точнее теснейшее и глубочайшее соединение и единение человеческого духа с Духом Божием, которое приводит к качественному изменению человека, который преображается по образу и подобию Божию по действию Святого Духа в нём. В Евангельских притчах о Царстве Небесном даны прекрасные образы такого внутреннего преображения человека. Например, «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Матф. 13:31-32). Или, «Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все» (Матф. 13:33).

Таким образом, в понимании духовности человека присутствует существенная разница между светской секулярной мыслью и христианской антропологией. В первом случае духовность сводится к душевным проявлениям нравственности, интеллектуальности, добродетельности, во втором – понятие духовности выводится за пределы психики и поставляется в самый фундамент сотворённого человеческого бытия, которое, с точки зрения христианской антропологии «есть непрестанно осуществляемая возможность быть и это осуществление возможности быть происходит от действия в творении бытия Божия, а это действие, в силу богодарованной свободы человека, само возможно в ту меру, в какую данное сотворённое Богом существо может или хочет воспринять его (курсивные вставки прот. И. Аксёнова)»[3].

Поэтому, духовные люди, по слову свт. Григория Паламы, - это «новые люди, возрождённые благодатью Всесвятого Духа». Или, как о том же пишет Апостол Павел: «живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу - о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные - жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8:5-6). Ибо проблема не только в том, что человек не знает, как правильно поступать, чтобы достигать блага для себя, а, прежде всего, в том, что зная, что есть благо для него, человек, не имея в себе Духа Божия, и, влекомый ко злу, зачастую поступает во вред себе, ибо не имеет ни внутренней силы, ни твёрдого желания поступать во благо не только ближним, но и самому себе.

«Посему, - продолжает далее Апостол Павел, - живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот [и] не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности» (Рим. 8:7-10).

Или, как о том же пишет Апостол Павел в другом своём послании: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют.

Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона» (Гал. 5:19-24).

«Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии» (Рим. 8:14).

При этом, в силу того, что дух присущ человеческой природе, мы вынуждены признать наличие духовности за каждым человеком. Нет человека, в котором бы не было внутренней, сокровенной жизни. Только эта духовность может принимать весьма различные формы. Например каннибализм, ещё недавно распространённый среди отдельных племён внутренней Африки, джунглей Южной Азии и Южной Америки, зачастую имел ритуально-духовный характер, точно так же и современный нам религиозный исламский экстремизм, также является проявлением определённой духовности. Т.е., духовность может быть и демонической, - всё зависит от предпочтений человека, его свободного выбора. Таким образом, духовность, присущая любому человеку, носит амбивалентный характер.

Что же такое нравственность с религиозной точки зрения и как она соотносится с духовностью? Профессор МДАиС А. И. Осипов справедливо замечает: «Мы должны понимать и различать между собой нравственное и духовное. Эти вещи совсем разные – нравственность и духовность. Они взаимосвязаны между собой, да, конечно, и они часто определяют друг друга, но это просто разные вещи…

Нравственность связана с определёнными действиями человека. Ведь меня же никто не назовёт безнравственным оттого, что у меня бывают кое-какие мысли, ну, не совсем нравственные. А кто знает, какие у меня мысли?…

Никто не знает, что во мне и что руководит мною – тщеславие, расчёт или гордыня. Мною могут руководить мотивы совсем не человеколюбия, совсем не исполнения Заповедей Божиих о любви к ближнему, совсем не милосердие, а вещи, не только им противоположные, а подчас и безобразные, отвратительные. Но никто об этом не знает. Это во мне, в моем духе. Ведь внешне я могу быть просто святым человеком, внутри же – исполненным гордыни, исполнен тщеславия, презрения к людям.

Духовность же – это то, что сокрыто для внешнего взора, что находится в самом духе человека и что может (до определённого момента – прот. И. Аксёнов) внешне почти не выражаться или выражаться почти незаметно и для взора неопытного может быть невидимым совсем»[4].

Таким образом, с религиозной точки зрения духовность и нравственность соотносятся друг с другом как невидимый под поверхностью земли фундамент дома и всем видимые стены, утверждённые на этом фундаменте, или, проще говоря, как конституирующая нравственность причина и само нравственное поведение человека.

Также о соотношении нравственности и духовности говорит и современная педагогическая наука: «Нравственное воспитание в отношении духовно-нравственного выступает фактически механизмом, средством практической реализации определённого мировоззрения… Термином «духовно-нравственное воспитание» также подчёркивается приоритетная значимость мировоззренческой мотивации нравственного поведения. Если нравственность обусловливает сферу практических отношений, поступков индивида, то духовность, - как справедливо замечает д. п. н. Игорь Витальевич Метлик, -  обусловливает их исходный смысл и мотивацию»[5].

 «Нравственное воспитание сопряжено с развитием духовной сферы личности, но может называться духовно-нравственным воспитанием лишь в том случае, если ориентировано на определённые высшие духовные ценности, определённое мировоззрение…»[6].

Но, при этом, мы не должны игнорировать и собственно нравственное воспитание. В Послании Федеральному собранию этого, 2016 года, Президент нашей страны Владимир Владимирович Путин справедливо отметил, что наше «общество решительно отторгает спесь, хамство, высокомерие и эгоизм, от кого бы это ни исходило, и всё больше ценит такие качества, как ответственность, высокая нравственность, забота об общественных интересах, готовность слышать других и уважать их мнение»[7].

На IV Архангело-Михайловских Епархиальных международных образовательных чтениях в Выборге проректор Ленинградского областного института развития образования А. И. Букреев в своём выступлении поднял вопрос о необходимости введения в жизнь современного педагогического сообщества правил этикета и воспитания у детей культуры поведения.

«Что мы хотим от наших детей? – обратился к участникам Чтений Александр Иванович, - Да то, что хотели наши родители, родители наших родителей, родители наших дедушек и бабушек. Чтобы дети наши были благовоспитанными, образованными, добрыми, смелыми, здоровыми, любили своих родителей и окружающих. 

На решение этой задачи направлен этикет. Он несет в себе нравственную нагрузку, укрепляя моральное состояние общества, являясь практическим отражением в поведении личности норм морали. Можно сказать, что этикет даёт личности технику поведения, позволяющую ему демонстрировать нравственное отношение к окружающим людям»[8].

Что такое этикет? Это набор общепринятых нравственных правил поведения, в которых «личность отражает моральные и эстетические нормы, выработанные обществом»[9]. И если эти нормы утверждаются на Новозаветном Откровении, мы можем только приветствовать их внедрение в образовательную практику, несмотря на непривычное для нас слово «этикет».

Одновременно, А. И. Букреев в своём выступлении подчеркнул, что «усвоение и использование этикетных норм и правил бездуховной личностью будет лишь лживой декорацией. Духовность в её христианском понимании плюс знания этикета и умение использовать их в повседневной жизни делают личность по-настоящему благовоспитанной. К большому сожалению, в том числе и в педагогической среде, духовность трактуются, как своеобразный результат деятельности поэтов, писателей, композиторов, музыкантов других деятелей культуры…

Дух – это то, что возводит человека к Богу. Другими словами, духовность – это путь, конечная цель которого – соединение с Богом именно в Духе Святом»[10].

С этими словами можно только согласиться.

Сейчас в Русской Православной Церкви проходит обсуждение проекта Образовательной концепции нашей Церкви. И в предложенном для обсуждения проекте также подчёркивается, что под образованием «Церковь понимает… единый целостный процесс воспитания и обучения человека… Образование должно затрагивать человека в его целостности, сказываться на жизни его духа, разуме, воле, чувстве, физическом развитии. Оно призвано не только повышать интеллектуальный уровень человека, но и оказывать влияние на его мировоззрение, нравственный облик, ценностные ориентиры, содействовать духовному возрастанию личности. В силу этого образование, лишённое мировоззренческой или воспитательной составляющей, не отвечает своему назначению»[11].

Но, какова цель такого воспитания с православной точки зрения? В чём его сущность?

В проекте Образовательной концепции Русской Православной Церкви об этом сказано следующее: «Православное воспитание состоит в усвоении христианских добродетелей, главная среди которых – любовь к Богу и ближнему. Само понятие «духовно-нравственное воспитание» возникло в русле христианской традиции и имеет своим основанием заповедь Христа о любви. Оба начала – духовное, соединяющее человека с Богом, и нравственное, соединяющее с ближним, – в этом понятии неразрывно связаны и обусловлены одно другим»[12].

Таким образом, целью духовно-нравственного воспитания с точки зрения Православной Церкви является воспитание в молодом человеке правильного отношения к Богу и ближнему. При этом, глубинной целью такого воспитания является приведение человека к благу для него, или, иначе говоря, научение человека быть счастливым. И действительно, для каждого из нас наиболее счастливые моменты жизни связаны с этим чувством, - чувством любви, - которое, начинаясь в простых душевно-телесных проявлениях нашей жизни, затем, в отдельных личностях, достигает необычайных высот духа.

Но, здесь следует заметить, что воспитание человека представляет из себя задачу гораздо более сложную, чем его обучение каким-либо навыкам или знаниям. Воспитание всегда подразумевает собственный нравственный пример. И здесь мы сталкиваемся с первой трудностью в деле духовно-нравственного воспитания в школе.

Второй трудностью, гораздо более серьёзной, является современная семья из которой дети приходят в школу. Потому что именно в семье закладывается фундамент будущей личности. Закладывается от самого начала жизни нового человека.

Потому что, мы рождаем не тело маленького человека, а того, кто живёт через своё тело как личность, начало которой положено в уникальном диалоге отношений двух, которые сообщают третьему не только цвет своей кожи, глаз и волос, вместе с другими индивидуальными признаками человека, как представителя своего рода, но и образ ипостасного, личностного бытия родившегося человека.

О том же говорят и современные психогенетические исследования которые позволили придти к общему выводу, что «наследственность оказывает более сильное влияние на формирование характера ребёнка, чем воспитание. Было найдено, например, что стремление к лидерству (иначе говоря, социальная активность) на 61% определяется наследственностью, традиционализм или радикализм – на 60%, уязвимость стрессами, самоуглублённость и обидчивость – каждая из этих черт на 55%,  оптимизм и жизнерадостность – на 54%, тенденция избегать неприятностей, риска – на 51%, агрессивность – на 48%, стремление к успеху – на 46%, самоконтроль – на 43%, потребность в общении – на 33%»[13].

Основоположник философской антропологии Макс Шелер утверждает, что «…всякий «подлинно человеческий акт» изначально «двойственен»: одновременно духовен и инстинктивен… Каждый феномен человеческой жизни… - единство инстинктивно-витальных и культурно-духовных начал…»[14]. Т.е., он считает, что культурно-духовное и инстинктивно-витальное начало в человеке не только находится в неразрывном единстве, но и одинаково изначально.

Таким образом, современные научные исследования вынуждают нас признать, что наследственность оказывает сравнимое с воздействием среды и воспитанием влияние на формирование характера ребёнка.

Теперь посмотрим на нашу современную жизнь:

В 2005 году практически каждый третий ребёнок рождался вне зарегистрированного брака[15].

Свободные отношения приобретают все большую популярность, что непосредственно влияет на количество браков и разводов и говорит о глубоком социальном кризисе семейного института. По статистике, гражданские браки держатся в среднем 5 лет, после чего распадаются. И во многих таких семьях уже растут дети![16]

По данным Федеральной службы государственной статистики в 1960 году в стране было зарегистрировано 184 000 разводов, а в 2015 году - 611 000. Рост почти в три раза.

При этом браков в 1960 году было зарегистрировано 1,5 млн., а в 2015 году только 1 161 000[17].

Каждый год около 400 000 российских детей лишаются отца[18].

И как выше было отмечено, человек воспроизводит в своих детях не только цвет своей кожи, глаз и волос, но и ипостасный образ бытия своей природы, т.е. черты характера, жизненные склонности и предпочтения, и т.п. свои личностные особенности. Таким образом, наши дети зачастую повторяют нашу жизнь со всеми её негативными сторонами.

Поэтому, не следует удивляться и следующим статистическим данным, которые приводятся в коллективной монографии Научного центра здоровья детей РАМН «Медико-социальные проблемы воспитания подростков»[19]:

В 1975 году доля девушек, чей дебют в половой жизни состоялся в 15 лет и ранее, официально составлял 3,7%.

В 1980 году - 10%.

К 1990 году в России был зафиксирован скачок доли девушек, потерявших невинность к 15 годам, до 33%.

К настоящему времени среди анкетированных по всей стране девушек выявлено 41% тех, кто уже к 15 годам потерял целомудрие. При этом каждая пятая из них (8% от общего числа) лишилась невинности ещё до 13 лет.

Одновременно, в результате анкетирования учёные из Научного центра здоровья детей РАМН не нашли ни одной девицы среди 650 опрошенных подмосковных старшеклассниц и учениц ПТУ в возрасте 17 лет.

Конечно, наследственность оказывает значительное влияние на формирование характера ребёнка, но, всё же и правильное домашнее воспитание может дать много полезного ребёнку. Но, к сожалению, как отметила в своём докладе на III Архангело-Михайловских Епархиальных международных образовательных чтениях в Выборге заведующая ГБУЗ ЛО «Выборгский роддом» Светлана Анатольевна Шевченко, современные родители в «нормальных» семьях тратят на общение с детьми в среднем восемь минут[20].

И действительно, если мы посмотрим на общую тенденцию в семейном воспитании детей, то сложно не заметить, что дети всё более и более отчуждаются от родителей. Вначале мы прежде времени отрываем младенцев от груди, чтобы матери могли поскорее вернуться к трудовой деятельности, затем, когда дети тянутся к нам со своими игрушками, чтобы мы в понятной для них игровой  форме пообщались с ними, мы сажаем их в манеж в другой комнате, чтобы не мешали нам смотреть телевизор.

Мы практически перестали носить детей на руках, прижимая их к своей груди. Дети испытывают недостаток тактильного контакта. Дома дети в манеже, на улице в коляске. При этом, если раньше коляски хотя бы были лицом к родителю и родители могли поддерживать визуальный контакт с ребёнком во время прогулки, то теперь коляски развёрнуты от родителей на внешний мир.

Мы сами отчуждаем детей от себя, а потом удивляемся, что они вырастают, как чужие и не тянутся к нам.

Таким образом, мы вынуждены констатировать наличие серьёзных проблем в современной семье, которые самым серьёзным образом сказываются и на духовно-нравственном состоянии современных школьников.

Сложившееся положение дел в современной семье не позволяет Церкви оставаться равнодушной в этом вопросе.

«…Семейное воспитание – предмет особого попечения Церкви, - говорится в проекте Образовательной концепции РПЦ. Сама организация жизни семьи, её уклад являются лучшим средством духовно-нравственного воспитания, а лучшим методом воспитания – пример родителей. Именно семья определяет благополучие человека и общества, именно она является хранительницей религиозных традиций, так как формирование личности человека начинается ещё в утробе матери»[21].

Поэтому, думается, что сегодня нам следует обратить самое пристальное внимание на подготовку детей к здравой семейной жизни, в которой могут рождаться желанные дети, которым будет уделено достаточно родительского внимания и любви.

 

[1] Метлик И. В., д.п.н. Духовно-нравственное воспитание: вопросы теории, методологии и практики в российской школе // М., 2012, с. 44.

[2] Платонов Г. В. и Косичев А. Д. Проблема духовности личности (состав, типы, назначения) // Вестник Московского университета. Серия Философия. 1998, № 2, с. 14-22.

[3] Верховский С. С. Бог и человек. // Москва, 2004, с. 263.

[4] http://azbyka.ru/nravstvennost-i-duxovnost

[5] Духовно-нравственное воспитание: вопросы теории, методологии и практики в российской школе // Метлик И. В., Галицкая И. А., Ситников А. В. М.: ПРОГРЕСС, 2012. С. 45.

[6] Духовно-нравственное воспитание: вопросы теории, методологии и практики в российской школе // Метлик И. В., Галицкая И. А., Ситников А. В. М.: ПРОГРЕСС, 2012. С. 45.

[7] http://kremlin.ru/events/president/news/53379

[8] Букреев А.И., Букреева С.В. Этикет в духовно-нравственном воспитании современных школьников.

[9] Букреев А.И., Букреева С.В. Этикет в духовно-нравственном воспитании современных школьников.

[10] Букреев А.И., Букреева С.В. Этикет в духовно-нравственном воспитании современных школьников.

[11] Образовательная концепция РПЦ (проект).

[12] Там же.

[13] Бушар Т. Е. с соавт. Источники психологических различий: Миннесотское исследование близнецов, воспитывающихся порознь / Реферат. Ж.  95. Психология. 1991, № 10, с. 2.

[14] Шелер М., В: «Соврем. западная социология». М.: Политиздат, 1990 (Ю.Н. Давыдов), с. 397.

[15] Демоскоп Weekly. Институт демографии НИУ “Высшая школа экономики”. № 541–542, 4-17.02.2013 г. http://demoscope.ru/weekly/2013/0541/print.php

[16] Браки и разводы в России 2010-2011 (статистика и динамика). http://www.conferancie.ru/sovietys/braki-i-razvody-v-rossii-2010-2011-statistika-i-dinamika

[17] http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/#

[18] Там же.

[19] А.А. Баранов, В.Р. Кучма, Л.М. Сухарева. Медико-социальные проблемы воспитания подростков. М., 2014. http://www.spr-journal.ru/webasyst/product/mediko-socialnye-problemy-vospitanija-podrostkov/

[20] Шевченко С.А., заведующая ГБУЗ ЛО «Выборгский роддом». «Влияние различных факторов и уклада общественной жизни на физическое и духовное здоровье населения». Доклад на III Архангельских Епархиальных образовательных чтениях в Выборге, 20-21 ноября 2015 г.

[21] Образовательная концепция РПЦ (проект).