Протоиерей Игорь Викторович Аксёнов,
председатель Отдела религиозного образования
и катехизации Выборгской епархии,
настоятель Свято-Ильинского храма г. Выборга,
кандидат философских наук.


МАЛАЯ ЦЕРКОВЬ В ПАРАДИГМЕ ОТНОШЕНИЙ ХРИСТА И ЦЕРКВИ.

«Верный в малом и во многом верен» (Лук. 16:10).

Статья опубликована в журнале «Северный благовест». – 2011. – № 23. – ISSN 2221-8181.

     Священное Писание Нового Завета предлагает нам рассматривать брачный семейный союз в парадигме отношений нашего Спасителя и Его Церкви.

     «Имеющий невесту есть жених» (Иоан. 3:29), - говорит «друг Жениха», Иоанн Креститель, указывая своим ученикам на истинного Мессию, - Христа Иисуса, - Спасителя Своей Невесты, - Церкви, - которая есть собрание возлюбивших Его и верою ожидающих Его к спасению от тления смерти в вечном единении с Ним.

     «Возрадуемся и возвеселимся... ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя.  И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.  И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Апок. 19:7-9), - передает нам виденное и слышанное им в Откровении Божием Тайнозритель и Апостол Христов Иоанн.

     Апостол язычников, в Послании к Ефеской Церкви проводит прямую параллель между отношениями супругов в христианской семье с отношениями Христа и Церкви: «Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела... Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее...» (Ефес. 5:23-25).

     Святитель Иоанн Златоуст называет семью «малой церковью». «Скажу еще и то, - пишет он, - что брак есть таинственное изображение Церкви». 

* * * 

     Церковь земная постоянно воспроизводит себя, приемля новые члены, которые рождаются в купели Крещения и воцерковляются через слышание слова Божия и животворные действия Святого Духа в церковных Таинствах. Так и малая церковь, - семья, - воспроизводит себя из рода в род через деторождение, которое может быть как преддверием рождения в жизнь вечную и вхождения в будущую славу сынов Божиих, так и преддверием вхождения в иную вечность, от которой Милосердный Господь да помилует всех живущих на земле.

     Рассматривая семью, как малую церковь, нетрудно заметить, что и болезни семьи, имеют те же начала, что и болезни всей Церкви, которые обусловлены духовным состоянием ее членов. Эти причины очевидны: охлаждение любви к нашему Спасителю и Господу и, соответственно, умаление веры, следствием чего является прерывание, по слову проф. В. Н. Лосского, «онтологической связи»1 (т.е. связи по бытию) с Самим Источником Жизни, Который открывается Ветхозаветной Церкви, как Сущий, нам же, как Сын Человеческий, Новый Адам и Спаситель.

     Очевидным признаком такого, извините за антропоморфизм, «развода» человека с Богом является нежелание, да и невозможность пребывать в спасительных пределах жизни в Боге, которые определяются Его заповедями, о чем Господь и предупреждает Церковь, - Невесту Свою, - говоря: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня;... нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих» (Иоан. 14:21-24).  

     В малой церкви, - семье, - именно ослабление, или прекращение, или же первоначальное отсутствие онтологической связи с Богом одного или обоих супругов является истинной первопричиной не только всего спектра проблем внутрисемейных отношений, но и, в своем генезисе, привело к возникновению таких идолов «прогрессивного» секулярного общества, как феминизм и однополые браки. Но, это уже иная тема. 

* * * 

     Как плодом «сочетания с Христом» в Таинстве Крещения является «новый человек», который «обновляется в познании по образу Создавшего его» (Кол. 3:10), так и наши дети похожи на нас не только цветом волос и глаз, но и своим характером, способностями, наклонностями, предпочтениями и т.д. Наши дети похожи на нас не только во всей полноте нашей телесной природы, но и в образе ее ипостасного, личностного бытия, почему, собственно говоря, мы и можем называть себя их отцами и матерями.

     При этом, само именование нас родителями, содержит в себе некую условность, ибо саму по себе жизнь, как жизненную силу, которая превращает неживую материю в живую, мы дать своим детям не можем, потому что не владеем ею даже в самих себе. Почему, собственно говоря, и умираем. Поэтому, правильнее будет сказать, что родители соучаствуют с Богом в возникновении новой жизни.

     Жизнь может быть дана только Тем, Кто ее имеет Сам в Себе, но она не начинается каждый раз с «нулевой отметки», ибо ей предшествуют жизни не только родителей, но и многие, многие другие, которые образуют ветви и ствол того древа, которое и именуется родом человеческим.

     Греческое "αρχη", - начало, - имеет два основных значения: «начало во времени» и «начало как основополагающий принцип». Т.о., можно сказать, что родители не дают и не могут дать своему ребенку жизнь саму по себе, но они дают ребенку свою жизнь, свой образ ипостасного бытия со всеми теми утратами образа Божия и подобия Его, которые мы приложили к ниспадению Адама от первозданного состояния и последующих ему поколений наших родителей. Почему и сказано у бытописателя, что Адам, первоначально сотворенный Богом по образу Божию (Быт. 1:27), после грехопадения и изгнания из рая «родил сына по подобию своему и по образу своему» (Быт. 5:3).

Надо заметить, что Священное Писание дает нам весьма обширный материал для размышления о существенной важности начала жизни человека на примерах Адама и Евы, и произошедших от них Каине, Авеле и Сифе; на примерах обстоятельств рождения Исаака, Пресвятой Девы Марии, Иоанна Крестителя от престарелых родителей, тем более, что в Церковном Предании эти частные события из жизни библейских личностей выкристализовались в общецерковные праздники Благовещения, Зачатия Пресвятой Девы Марии и Зачатия святого Иоанна Предтечи.

С точки зрения современной секулярной научной медицины не может не возникнуть вопрос о смысле столь поздних рождений, которые сопряжены с рисками тяжелых врожденных заболеваний, по причине накопившихся в течении жизни их родителей генетических повреждений. Ведь если Всемогущий Бог отверз утробу для чадородия девяностолетней Сарре, почему Он не сделал того же в наиболее благоприятный для деторождения, с точки зрения медицины, возраст Сары?

И действительно, в чем причина, или даже сотериологический смысл столь поздних зачатий таких знаменательных библейских личностей, некоторые из которых имеют непосредственное отношение к нашему спасению, так, что даже поименно перечисляются в родословии нашего Спасителя и Господа? 

* * * 

Ответ на этот вопрос, как мне представляется, можно начать с приведения слов нашего Творца, в которых указывается причина начала умножения человечества: «Не хорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18).

Но, тут же возникает вопрос, который после грехопадения и был озвучен Адамом: Почему же не хорошо?

Ответ достаточно очевиден: Потому что Бог, по образу и подобию Которого сотворен человек, хотя и Един, но не одинок. Триипостасный образ бытия Бога подразумевает неизреченное совершенство общения любви Трех Божественных Личностей. Не относящееся ни к кому никак бытие не может быть личностным. Личность обнаруживает и проявляет себя в отношении.

При этом, нельзя забывать, что «Троица есть не результат процесса, а первичная данность»2. Становление же тварной личности человека в познании себя происходит в результате живых субъект-субъектных отношений со своим Творцом и другими личностями. Вот почему «не хорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18).

При этом, само по себе, личностное отношение подразумевает его направленность. Очевидно, что не может быть личностного отношения без адресата.

И мы видим такую направленность отношения любви в самом первом стихе Евангелия от Иоанна, когда Евангелист говорит: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоан. 1:1). В греческом тексте выражение, которое перевели «у Бога», гласит «"προς τον θεον"» что значит «к Богу», из чего следует, что Сын существует в личностном отношении любви, направленной к Богу-Отцу, не Сам по Себе и не для Себя.

К такому бытию в сыновней любви к Богу, которая, единственно, позволяет нам всегда пребывать с Богом и в Боге, и любить в Боге друг друга, и быть богами, пребывая в единении любви с Единым Богом и Отцом и призвал нас Творец, даровав нам в творении Свой нетленный образ Троичной любви. Почему Господь и на вопрос законника о наибольшей заповеди сказал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, - вот первая заповедь! Вторая, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной, большей сих, заповеди нет» (Марк. 12:30,31).

Поэтому, все великие зачатия богоносных и обетованных глаголом Божиим в Священном Писании человеков совершались в старости их родителей (Авраам и Сарра, Иоаким и Анна, Захария и Елисавета), когда плотского желания обладать супругом уже нет (ибо желание плоти другого и даст начало плотской жизни), но есть общая и долгая жизнь в Боге, наполненная скорбью о позорном бесчадстве, и молитвенный вопль к Богу, которые обоих супругов и соединяют, и возводят к Богу, и дают направление «к Богу» новой, зачинаемой личности. 

* * * 

Также, и отношения Христа и Его Церкви, которая призвана в Нем быть вознесенной на Небо, «куда предтечею за нас вошел Иисус» (Евр. 6:20), ныне уподобляются отношениям жениха и невесты. Как о том на вопрос учеников о Христе Иисусе сказал Его Пророк и Предтеча Иоанн: «Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха» (Иоан. 3:29).

Почему же Церковь Христова именуется Его невестой? Потому что «Христос возлюбил нас и предал Себя за нас» (Ефес. 5:2), и призывает нас к ответной, целостной любви к Нему «всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью» (Марк. 12:33) нашею, а также приглашает нас и в Царство Свое, которое всегда есть Царство Отца, и Сына, и Святого Духа, ибо Троица – Едина и Нераздельна.

Церковь Христова, в свою очередь, любит Своего Спасителя и ждет, подобно невесте, Его Пришествия. Как о том говорится в книге Откровения: «И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:17-20). И когда Церковь перестает ждать своего Небесного Жениха – это для разумных говорит о многом.

Вместе с тем, Церковь ждет и воскресения из мертвых для того, чтобы нам полностью и окончательно соединиться с возлюбившим нас Христом-Богом, и, уже во всей полноте, стать «сынами Божиими, будучи сынами воскресения» (Лук. 20:36). Когда же это произойдет в Пришествие Христово, и «воцарится Господь Бог Вседержитель» (Откр. 19:6), то наступит брачная радость для «ожидающих Его во спасение» (Евр. 9:28), - радость вечного и нерасторжимого союза любви Христа и Его Церкви. И тогда Церковь будет именоваться уже не невестой Христовой, а женою Его. Как о том повествуется в Откровении Господа Иисуса Христа, Апокалипсисе:

«Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.

…Блаженны званые на брачную вечерю Агнца.

…Сии суть истинные слова Божии (οι λογοι αληθινοι του θεου ειςιν)» (Откр. 19:7-9).

В этих словах Откровения мы видим, что не только Воплотившееся Отчее Слово неизменно пребывает в направленности любви к Рождающему Его («"προς τον Θεον"» (Иоан. 1:1)), но и те, «которые с Ним, суть званые, и избранные, и верные» (Откр. 17:14), также обнаружили свою истинность в отношении к своему Творцу и Богу («τον Θεον» (Откр. 19:9)). Ибо, как пишет прп. Максим Исповедник, «всему пришедшему в бытие от Бога свойственно собираться к Нему постоянно и непреложно»... И ничто еще из сотворенного не остановило своей природной силы, движимой к соответствующему ей концу, не прекратило же и действия, направленного к свойственному ему концу»3.

Поэтому, сии, наречённые Словом Божиим истинными логосами «του θεου ειςιν» (Откр. 19:9), «и называются частицей Бога (сынами Божиими) по причине предсуществования в Боге логосов их бытия»4.

«А который, будучи частицей Бога ради находящегося в нем логоса добродетели, и, оставив... свое начало, неразумно движется по направлению к небытию, справедливо называется истекшим свыше, как подвигшийся не к собственному началу и причине, по которой, и ради которой, и в связи с которой он пришел в бытие, - и находится в безостановочном кружении и страшном беспорядке по душе и телу, добровольным течением к худшему причиняя себе неудачу в отношении этой непрелестной и неизменной причины. От того и говорится в точном смысле слова «истекать», что, хотя и имел таковой бесспорно зависящую от него самого власть соделывать основания своей души в Боге, но добровольно променял лучшее и сущее на худшее и несущее»5.

При этом, сам факт произвольной перемены направления своего движения от Бога к небытию уже является «истечением», вне зависимости от пройденного пути «во страну далече» (Лук. 15:13), и свидетельством произошедшей перемены. Поэтому, истинно слово Свящ. Писания: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лук. 16:10).

Потому что, быть верным Богу или неверным зависит не от того, сколько и каких тебе дано даров на служение Богу и Церкви, и созидания дома своего спасения (Матф. 7:24-27), а от того, кому даны эти дары в обладание. Т.е., от лица, обладающего своей природой со всеми богодарованными «талантами» (Матф. 25:12) «веры, надежды и любви» (1Кор. 13:13), которыми он, до времени, свободно (относительно принуждения страстей) распоряжается в этом веке.

Почему и суд Божий выносится личности – лицу, реализовавшему свою свободу по отношению к данным ему «талантам» без учета их количества. «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» (Матф. 25:21), - сказано имевшему и преумножившему одинаково и пять талантов, и два. И, напротив, «…лукавый раб и ленивый! ... возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов,… а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю» (Матф. 25-30). 

* * *

Возвращаясь от Церкви к малой церкви, - семье, - позвольте еще раз отметить, что в православном богословии ипостась по отношению к природе мыслится как начало онтологически первичное. Потому что не ипостась является производным от природы, но, наоборот, природа обретает реальное существование в ипостаси. Такой вывод непосредственно следует из православного учения о Святой Троице. Свт. Григорий Палама излагает эту мысль в полемике с Варлаамом Калабрийским, отождествлявшем Бога с понятием божественной сущности: «…беседуя с Моисеем, Бог сказал не «Я есмь сущность», а «Я есмь Сущий» (Исх. 3:14), не от сущности ведь Сущий, а от Сущего сущность: Сущий объял в Себе все бытие»6. Сущий не есть сущность, не есть бытие, но Тот, Кому сущность принадлежит, Тот, Кто обладает бытием.

Поэтому и человеческая личность – это не какая-то часть человеческого существа. Личность – это образ существования природы, это тот, кто в себе природу содержит. Как пишет В. Н. Лосский: «То, что соответствует в нас образу Божию, не есть часть нашей природы, а наша личность, которая заключает в себе природу»7.

Поэтому и возможно сказать: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лук. 16:10), а также, «Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый» (Лук. 6:43), ибо «от беззаконных исходит беззаконие» (1 Цар. 24:14).

Первый грех людей в раю в том и заключался, что они оказались неверными завету любви с Богом, заключенному, казалось бы, в столь «малой» заповеди о запретном эдемском плоде.

Также, и такая «малость» в глазах наших современников, как супружеская измена, которая стала обычным, «нормальным» явлением свидетельствует о качественной характеристике личностного образа существования их природы, которая уже, однажды, была дана Господом современникам Его Первого Пришествия - «род неверный и развращенный» (Матф. 17:17), «род прелюбодейный и грешный» (Марк. 8:38).

При этом, представляется, не будет очень смелым утверждение и о том, что сегодняшняя угроза заката христианской цивилизация обусловлена, в частности, и тем, что сдвиг общественного сознания в сторону гедонистической вседозволенности между полами, когда юношеский блуд, прелюбодеяния, разводы стали обычным, «нормальным» делом, привел к тому, что рядовой представитель христианской цивилизации утратил способность верить и, в христианском смысле этого слова, любить.

 

1.Лосский В.Н. Вера и богословие. Вестник Русского Западно-Европейского патриаршего экзархата. № 101 – 104. Париж, 1979, с. 104.

2. В.Н. Лосский. Догматическое богословие. Сборник "Мистическое богословие", Киев, 1991 г., стр. 276.

3. Прп. Максим Исповедник. Амбигвы к Иоанну. Перевод архим. Нектария. II. www.romanitas.ru

4. Там же.

5. Там же.

6. Свт. Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. М., 1995, III, 2.12, с. 316.

7. Лосский В.Н. Мистическое богословие, с. 94.

www.na-gore.ru