ПРАЗДНИК ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЕГО.



Преображение

 

     Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

     Дорогие братья и сестры, сегодня Православная Церковь торжественно празднует удивительное по своей богословской емкости евангельское событие Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа на горе Фавор. Событие, которое кратко, как свет молнии, открыло нам образ грядущего уже в силе Царства Божия в будущее Пришествие Христово.

В этом божественном и величественном действии, Господь, как сказал прп. Ефрем Сирин, показал Своим Ученикам каким образом Он придет в последний День во славе Своего Божества и в теле Своего человечества.

Возвел же их на гору, чтобы показать им, кто есть Сын Человеческий, и Чей Он есть Сын. Ибо когда спросил их: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? они отвечали Ему: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Посему возводит их на гору и показывает им, что Он не Илия, но Бог Илии, и также не Иеремия, но освятивший Иеремию еще во чреве его матери; и не один из Пророков, но Господь Пророков, Пославший их.

Показывает им, что Он - Творец неба и земли, что Он - Господь живых и мертвых, потому что по повелению Его предстали Ему и Моисей, в свое время плотью своей легший в землю, и Илия, который не видел смерти и во плоти был вознесен до времени в Небесные обители.

     Господь возвел Апостолов на гору и преобразился перед ними, чтобы показать им славу Своего Божества прежде Своего Распятия, и дать им воочию убедиться в том, что они уже познали своими верующими сердцами, - что Он и есть обетованный через пророков Мессия – Спаситель мира.

И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. И взирали друг на друга, Пророки на Апостолов, Апостолы на Пророков… Так, гора стала образом Вселенской Церкви, и Господь соединил на ней два Своих Завета, какие приняла Церковь, и дал нам разуметь, что Он Сам и есть Податель обоих этих Заветов.

 

Но, событие Преображения Господа Иисуса Христа говорит нам и о другом, несравненно большем, оно раскрывает перед нами истинную славу Божественного творения. Мы видим, что не только Христос в этот день явился перед Своими учениками в славе Отчей, Евангелисты повествуют нам, что Божественный нетварный свет струился как из Его физического тела, так и из той одежды, которая его покрывала, изливался на все, что окружало Христа.

     Здесь мы видим нечто, что прикровенно уже раскрывалось нам в Воплощении Христовом. Здесь открывается перед нами все величие, вся значительность не только человека, но самого материального мира и неописуемых его возможностей, не только земных и временных, но и вечных, Божественных.

     В день Преображения Господнего мы видим, каким светом призван воссиять этот наш материальный мир, какой нетленной славой он призван вечно сиять в Царстве Божием.

     Все призвано стать местом вселения благодати Господней; все призвано когда-то, в конце времен, быть воспринято в эту славу и воссиять этой славой, как говорит об этом Апостол Павел в своем Послании к Коринфянам: «Да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28).

Или, как сказано об этом же в Откровении Господнем, - Апокалипсисе, - где в последних двух главах повествуется о граде святых Божиих - Небесном Иерусалиме, в котором будет «престол Бога и Агнца...И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков» (Откр. 22:3,5).

Тайнозритель Откровения Господнего, - Апокалипсиса, - Апостол Иоанн Богослов описывает Небесный Иерусалим световидным, говоря, что «город был чистое золото, подобен чистому стеклу» (Откр. 21:18).

 

В свое время, во Вселенской Церкви было много богословских споров о природе Фаворского света. Что это за свет? Какова его природа?

Православное богословие, утверждаясь на святоотеческой традиции, говорит о нетварной, т.е. несотворенной, Божественной природе Фаворского света.

Так называемый «Агиоритический томос», - апология, составленная афонскими монахами во время богословских споров о Фаворском свете, - различает свет чувственный, свет умный и свет нетварный, несравненно превосходящий оба первые, ибо этот свет не есть что-либо из сотворенного Богом, но есть Сам Бог,энергийно проявляющий Себя в Своем творении.

«Иной свет, - говорят афонские монахи, - свойственно воспринимать уму, и иной чувству; чувственным светом обнаруживаются чувственные предметы, а светом ума является заключенное в мыслях знание. Следовательно, зрению и уму свойственно воспринимать не один и тот же свет, но каждое из них действует сообразно со своей природой и в пределах ее».

«Свет, который Апостолы видели на Фаворе, - говорит, обобщая опыт святых отцов, православный богослов Владимир Николаевич Лосский в своей книге под названием «Очерк мистического богословия Восточной Церкви», - свойственен Богу по природе. Превечный, бесконечный, существующий вне времени и пространства, он являлся в Ветхом Завете как слава Божия - явление страшное и невыносимое для твари, ибо оно было внешним, чуждым человеческой природе до Христа и вне Церкви.

Вот почему, по святому Симеону Новому Богослову, апостол Павел по дороге в Дамаск был ослеплен и повержен на землю явлением Божественного света, так как он не имел еще веры во Христа. Наоборот, Мария Магдалина, по святому Григорию Паламе, могла видеть свет воскресения, который наполнял гроб Господень и делал видимым, несмотря на ночной мрак, все, что там находилось, тогда, когда «чувственный день» еще не осветил землю; этот свет дал силу ее очам видеть Ангелов и беседовать с ними»[1].

В Рождестве Христовом,в Единой Личности Единородного Сына Божия, Второй Ипостаси Пресвятой Троицы, произошло подлинное соединение двух природ - Божественной, нетварной, Которой Сын всегда обладает вместе с Отцом и Святым Духом, и человеческой, сотворенной, которую Он воспринял во чреве Пресвятой Девы Марии. И в этом соединении двух природ в Единой Ипостаси Богочеловека Иисуса Христа произошло и происходит общение свойств обеих природ, результатом которого стало обожение человеческой природы Христа, а в Нем и каждого действительно верующего в Него.Это означает, что человечество Воплотившегося Бога, Господа ИисусаХриста всегда было озарено Божественным нетварным светом, остававшимся невидимым для большинства людей.

«Преображение Господне не было явлением, заключенным во времени и пространстве; для Христа никакого изменения в этот момент не произошло, даже и в Его человеческой природе, но изменение произошло в сознании Апостолов, получивших на некоторое время способность видеть своего Учителя таким, каким Он был, блистающим в превечном свете Своего Божества. Это было для Апостолов выходом из истории, восприятием вечных реальностей.

Святой Григорий Палама говорит в своей беседе на Преображение: «Свет Преображения Господня не начался и не закончился; он остался не включенным во время и пространство, и неподдающимся внешним чувствам, хотя и был созерцаем телесными очами... По особому претворению своих чувств, ученики Господни перешли от плоти к Духу».

   Чтобы видеть Божественный свет телесными очами, как видели его Ученики на Фаворе, - говорит далее Владимир Николаевич Лосский, - нужно быть причастником этого света, нужно быть измененным им в большей или меньшей мере...

Тело, по выражению Апостола Павла, должно стать телом духовным. Наша конечная цель - не только созерцание Бога умом; если бы это было так, то не нужно было бы воскресение из мертвых. Удостоенные блаженства в полноте своей тварной природы узрят Бога лицом к Лицу…»[2].

 

Священное Писание называет Господа Иисуса Христа - новым Адамом. И на Фаворе Он показал славу первозданного Адама, одетого светом Божественной благодати, лишившись которой он увидел свою наготу.

     Ибо первоначально, как написано в книге Бытия, оба были наги, Адам и жена его, и не стыдились (Бытие 2:25).

     А после грехопадения, мы читаем: «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания» (Быт. 3:7). 

     До грехопадения: «были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт. 2:25). Спрашивается, почему же не стыдились, а после грехопадения стали стыдиться?

По слову прп. Макария Великого, до грехопадения «Адам пребывал в чистоте, царствовал над своими помыслами, и блаженствовал, покрываемый Божественной славой... И со вне пребывала в первозданных слава так, что они не видели наготы своей»[3].

Но, как только Адам согрешил, «мгновенно отступило от него сияние Солнца солнцев, и Адам стал тьмою»[4].Адам пал в собственную тварность, отвергнув Бога, возжелав сам стать богом, без Бога и против Бога. До грехопадения же Адам был светлым, от него исходило сияние Божественного света, видимое чувственными очами. Облеченные в свет, люди не видели свою наготу.

     Где мы можем увидеть пример подобного одеяния Божественным светом? Прежде всего в Преображении Господнем. Когда Господь Иисус Христос, Которого апостол Павел называет Новым Адамом, преобразился на горе Фавор перед Своими Учениками, то, воспринятая Им в Боговоплощении человеческая природа, просияла славою Божества.Также, и некоторые святые покрывались Божественной славой видимым образом. Например, пророк Моисей, «лице которого стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним» (Исх. 34:29)при даровании Завета на горе Синай, и прп. Серафим Саровский,лицо которого в беседе с Мотовиловым Н. А. о цели христианской жизни преобразилось и «сделалось светлее солнца».

   «Божественный свет, - как пишет православный богослов Владимир Николаевич Лосский, - является здесь, на земле, во времени. Он открывается в истории, но он не от мира сего, он вечен и знаменует выход из исторического существования. Это - тайна «восьмого дня», тайна истинного познания…, полнота которого не может быть вмещена этим миром прежде его конца. Это начало… Второго Пришествия в душах святых, начаток конечного откровения, когда Бог явится всем в свете Своем неприступном.

     Вот почему, по святому Симеону Новому Богослову, для тех, «которые соделались чадами света и сынами будущего Дня и могут всегда как во дни ходить благообразно, для тех никогда не придет День Господень, потому что они всегда с ним и в нем находятся. Ибо День Господень явится не для тех, которые уже осияваются Божественным светом, но он внезапно откроется для тех, которые находятся во тьме страстей... Для них он явится внезапно и покажется им страшным, как огонь нестерпимый и невыносимый».

    Полное сознание появится у всех в Божественном свете, при Втором Пришествии Христовом. Но это не будет сознанием, свободно раскрывающимся в благодати, в согласии с волей Божией; это будет сознание, пришедшее, так сказать, извне, открывающееся в личности помимо ее воли, свет, соединяющийся с человеческими существами внешним образом, то есть, по святому Максиму Исповеднику, «вне благодати».

     Само воскресение из мертвых будет откровением внутреннего состояния человеческих существ, ибо сквозь тела будут просвечивать тайны душ. Тогда все, что душа собрала в своей внутренней сокровищнице, появится вовне, в теле. Все станет светом, все будет проникнуто светом несозданным. Тела святых станут подобными преславному телу Спасителя, каким оно явилось Апостолам в День Преображения. Бог будет «все во всем», и благодать Божия, свет Пресвятой Троицы воссияет во множестве человеческих ипостасей, во всех тех, кто стяжал ее и которые, как новые солнца в Царстве Отца станут подобными Сыну, преображенные Святым Духом, Подателем Света»[5].

 

Поэтому, потщимся, дорогие братья и сестры, к жизни по слову Божию, не преступая Его спасительные для нас заповеди. Да будем причастниками и сынами Света, который малой искрой воссиял нам от Вифлеемских яслей и небесным пожаром преобразит наш мир в Его славное, будущее Пришествие.

Ему же, возлюбившему нас, и омывшему нас кровью Своею, и соделавшему нас причастниками Его божественного и превечного Света, слава, держава, честь и поклонение ныне и в веки вечные! Аминь.

 

 

 

[1]Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991, гл. 11 «Божественный свет».

[2]Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991, гл. 11 «Божественный свет».

[3]Добротолюбие. Т.1, с. 160-162.

[4] Прп. Нил Афонский. Посмертные вещания, 1912, с. 3.

[5]Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991, гл. 11 «Божественный свет».



Прот. Игорь Аксёнов,

2017 г.